Разработчику томских таблеток для лечения алкоголизма и эпилепсии нужны инвесторы

Средство от эпилепсии поможет вылечить алкоголизм

Разработчику томских таблеток для лечения алкоголизма и эпилепсии нужны инвесторы

Ученые приступили к доклиническим исследованиям нового препарата, способного подавить тягу к спиртному. 

В новом препарате для лечения алкогольной зависимости используют компонент уже широко применяемого лекарства от эпилепсии.

Фармакологические исследования, которые сибирские ученые в последние годы проводили совместно со специалистами-психиатрами, показали, что противосудорожный препарат также облегчает абстинентный синдром и снижает склонность к потреблению спиртного.

В связи с чем специалисты приступили к созданию лекарства, предназначенного исключительно для эффективного снижения алкогольной зависимости.

Трезвость как побочный эффект

Ученые Научно-образовательного центра Н.М. Кижнера Томского политехнического университета обнаружили необычный побочный эффект у разработанного ими же лекарства от эпилепсии.

Новый противосудорожный препарат, который вышел на рынок в прошлом году, был создан, чтобы заменить собой зарубежный аналог, вызывавший вопросы Минздрава из-за незаконного сбыта наркозависимым людям.

В ходе клинических испытаний нового антиконвульсанта и выявился его побочный эффект, рассказала «Известиям» доцент Научно-образовательного центра Н.М. Кижнера ТПУ Виктория Штрыкова.

— Фармакологические исследования, которые наши ученые в последние годы проводили совместно со специалистами НИИ психического здоровья Томского национального исследовательского медицинского центра РАН, показали, что этот препарат проявляет и выраженную противоалкогольную активность, — сообщил эксперт. — Он облегчает абстинентный синдром и снижает склонность к потреблению алкоголя. Не так давно у нас появились сведения, что больной, страдающий эпилепсией, начал принимать созданный нами препарат и неожиданно для себя перестал испытывать пагубное влечение к алкоголю.

Как пояснила фармаколог, данный факт особенно показателен, поскольку больной не знал о противоалкогольной активности препарата, то есть тут налицо независимое подтверждение его действия.

Новый поворот

После выявления этого побочного действия ученые приступили к изготовлению новой молекулы вещества, которая будет иметь выраженный антиалкогольный эффект, но при этом не обладает свойствами противосудорожного препарата. То есть его можно будет давать людям с алкогольной зависимостью, не страдающим эпилепсией.

— У лекарства, которое по сути является производным мочевины, есть интересная особенность, оно представляет собой смесь двух видов молекул, энантиомеров, — отметила Виктория Штрыкова.

— Это молекулы с одинаковой формулой и физическими свойствами, но у них разные направления вращения поляризационного света, поэтому они являются как бы зеркальными отражениями друг друга. Именно данное отличие наделяет их разным биологическим эффектом.

И по современным фармакологическим стандартам энантиомеры нужно разделять и определять активность каждого, чтобы не было непредвиденных реакций.

При этом, отделяя энантиомеры, можно значительно увеличить активность препарата. Ученые разработали технологию по разделению молекул и определению их активности и выяснили, что, во-первых, оба энантиомера не токсичны, а во-вторых, один из них биологически более активен.

Усиленное действие

Новое лекарство на основе энантиомера, обладающее повышенной антиалкогольной активностью, сейчас находится на этапе научной разработки.

Есть все основания для того, чтобы оно вошло в клиническую наркологию в качестве средства лечения, уверена ведущий научный сотрудник НИИ психического здоровья Томского национального исследовательского медицинского центра РАН Тамара Шушпанова.

По ее словам, существует «эпилептогенная концепция» формирования алкоголизма за счет развития компульсивных нарушений в головном мозге, имеющих общность с нарушенным функционированием головного мозга при эпилепсии.

— Препарат сокращает симптомы алкогольного абстинентного синдрома и снижает патологическое влечение к алкоголю, — объяснила специалист.

По ее мнению, применение противосудорожных препаратов (к тому же с усиленными необходимыми свойствами), которые влияют на мишени действия алкоголя, может сформировать новый подход к профилактике и лечению данного заболевания.

Заведующий кафедрой клинической психологии ЮУрГУ (вуз — участник проекта «5-100») Михаил Беребин полагает, что вопрос об эффективности фармакотерапии при алкогольной болезни является одним из центральных при определении стратегии лечения и реабилитации больных.

— Разделение препарата от эпилепсии на изомерные антиподы, возможно, позволит выделить специфический по эффекту антипод, в котором будет преобладать как раз компонент, направленный на снижение влечения к приему алкоголя, — отметил врач.

— Именно такое направление является одним из самых перспективных в профилактике алкоголизма, в частности, среди представителей «групп риска», для которых прием спиртного является практически единственным и универсальным средством снятия стресса повседневной жизни.

Новое лекарство находится на доклинической стадии испытаний.

Мария Недюк

Источник: http://www.sib-science.info/ru/heis/po-eniseyu-na-kopii-10062019

Как томские лекарства пытаются победить иммуноглобулин и «Арбидол»

Разработчику томских таблеток для лечения алкоголизма и эпилепсии нужны инвесторы

Десять миллионов потенциальных потребителей – это, кажется, мечта любого производственного бизнеса.

Именно такую цифру озвучивает Владимир Худолей, директор ООО «Наука, Техника, Медицина», которой принадлежат права на противовирусный препарат «Йодантипирин».

Правда пока его продажи на порядок меньше, и это актуальный вопрос для любого предприятия, выпускающего оригинальную продукцию: как завоевать рынок? как быстрее пройти этот путь через тернии?

Кто смелый?

В 1998 году Владимир Худолей (в прошлом научный сотрудник, а в тот момент совладелец оптовой компании по продаже медикаментов) думал над тем, как диверсифицировать свой бизнес. На рынок Сибири, где они успешно работали, вышли национальные дистрибьюторы, и надо было чем-то отличиться.

Выходец из медицинских кругов, он знал, что в мединституте заканчивается регистрация оригинального противовирусного препарата, направленного в первую очередь на профилактику клещевого энцефалита. Им много лет занимался известный томский фармаколог Альберт Саратиков. Патент, принадлежавший Альберту Самойловичу, в итоге «НТМ» выкупила.

По сведениям из открытых источников, сумма сделки составила 20 тыс. долларов.

Компания за свой счет провела дополнительные аналитические исследования, в частности сравнение эффективности йод­антипирина и иммуноглобулина, изучив 200 тыс. случаев использования того и другого препарата.

Также было налажено производство: первоначально фармацевтическую субстанцию (лекарственную основу) по заказу «НТМ» выпускал бийский завод «Востоквит» (сейчас к нему добавились еще два – в Москве и Праге), а таблетки – Томский химико-фармацевтический завод.

– Вывод на российский рынок нашего препарата оказался не столь затратен, если сравнивать с Западом, – вспоминает генеральный директор «НТМ» Владимир Худолей. – Там фактически на то же самое пришлось бы потратить сотни миллионов долларов.

Это сложная научно-техническая задача, и не факт, что инвестиции окупятся: многие проекты закрываются после испытаний, потому что, например, были выявлены побочные эффекты или фармсубстанция оказалась слишком дорогой.

Поэтому во всем мире в год появляется всего 30–50 новых препаратов.

– В США в создание принципиально нового лечебного средства фармкомпании вкладывают около 1 млрд долларов, и процесс занимает от 10 до 20 лет, – уточняет завкафедрой патофизиологии СибГМУ, д.м.н. Вячеслав Новицкий.

 – Дженериков (аналогов уже существующих лекарств) и ­БАДов сейчас появляется много, но все-таки это повторение уже созданного.

Свежих идей очень мало, достаточно сказать, что за последние 70–80 лет в нашем университете было создано всего 7–10 оригинальных лекарств, и это при мощнейшей фармакологической школе и профильном факультете.

Преклоняю голову перед бизнесменами, которые берутся выводить на рынок передовые разработки. С Владимиром Худолеем я много общался, еще будучи проректором по науке. Он оставил впечатление очень основательного, приличного человека, без наскока. Рад, что его компания еще на плаву.

Главный враг

На плаву – очень точное определение для состояния многих компаний на рынке сегодня: растущая конкуренция, зависимость от экономической ситуации в стране, дефицит свободных денежных средств. «НТМ» не исключение.

Массовые партии йодантипирина она начала выпускать еще в 2002 году. В открытых источниках десятилетней давности годовые продажи лекарства оцениваются в 500 тыс. долларов (200 тыс. упаковок).

Как говорит Владимир Худолей, уже несколько лет продажи держатся приблизительно на одном уровне: особо не растут, но и не падают.

– Хотя потенциальный рынок огромен, – говорит он. – В России в зоне повышенного риска заболевания клещевым энцефалитом проживает больше половины россиян. Из них 14% – наиболее вероятные потребители препарата: люди, активно посещающие лес, имеющие свои приусадебные участки, любящие охоту и рыбалку и т.?д.

В «человекоцифрах» это около 10 млн. Проблема в том, что очень мало из них, кто знает о достижениях томских ученых в борьбе с энцефалитом. А часть тех, кто в курсе, все равно надеется на русский авось.

– Для того чтобы быть узнаваемыми (и значит, продаваемыми), нужно создать национальный бренд.

Понимая это, еще в начале 2000-х мы обратились в одно московское рекламное агентство, – рассказывает Владимир. – Там с нас попросили 500 тыс. долларов за годовое обслуживание.

Сумма немаленькая… Мы могли бы взять кредит, но под такие цели наши банки денег не дают, а залогов на требуемую сумму у нас не было.

Ограниченный рекламный бюджет (несколько тысяч долларов) был направлен в первую очередь на специализированную прессу, на организацию научно-практических конференций, чтобы именно медицинское сообщество повернулось лицом к томской разработке.

Продвижением йодантипирина занимались восемь сотрудников «НТМ», семь из которых – медицинские представители.

Они общались с врачами, знакомили их с результатами исследований, доказывающих более высокую, чем у иммуноглобулина, эффективность при цене одного курса всего 400 руб­лей (лечение традиционным способом – это несколько тысяч рублей).

– Мы просчитали, что, если бы каждая область, в которой остро стоит вопрос клещевого энцефалита, закупала в течение нескольких лет йодантипирин вместо иммуноглобулина, она могла бы экономить около 50 млн рублей.

Но пока работа в этом направлении безуспешна, в том числе в Томской области, – говорит Худолей. – Сложно поменять в сознании устоявшиеся стереотипы: все привыкли, что при укусе клеща надо идти в пункт серопрофилактики, ставить инъекцию.

У отдельных людей есть пренебрежение: «Что хорошего в Томске могут сделать?» А ведь могут! И мы не на пустом месте это утверждаем.

Разомкнуть круг

Ограничивает круг вероятных потребителей и то, что в инструкции по применению препарата стоит возрастной ценз – 18 лет. Уже проведены первоначальные исследования, доказывающие безопасность для детей, но это процесс долгий и дорогой, поэтому быстро внести изменения не получается.

Несколько лет назад «НТМ» начала продвигать йодантипирин и как средство против гриппа, но опять же это свойство пока не зафиксировано в инструкции по применению из-за дороговизны процедуры.

– Официальное подтверждение того, что йодантипирин можно использовать для лечения простудных заболеваний, могло бы способствовать росту продаж.

Все-таки у клещевого энцефалита есть сезонность, а гриппом люди болеют круглый год, – говорит генеральный директор ЗАО «Альдомед» Александр Дорошенко, ранее руководивший в «НТМ» медицинским отделом.

 – Врачи, конечно, об антигриппозных свойствах томских таблеток знают, но официально они могут назначить только тот препарат, который входит в алгоритм лечения, утвержденный Минздравом. Я сам был свидетелем, когда врач в рецепте писал: «Арбидол», а неофициально говорил: «Лучше пейте йодантипирин».

Поскольку лобби в Москве у нас не было, вряд ли мы бы смогли вой­ти в список рекомендованных противогриппозных средств, хотя попытку делали. С другой стороны, тяжело было тягаться с западными производителями. Их медицинские представители приходили к практикующим врачам с хорошими подарками.

А мы – с календариками и жалобными глазами… Дело, конечно, не в подарках, а в финансовых возможностях: западные компании могут позволить себе проведение дополнительных исследований, организацию научных конференций для врачей и обучение своих медпредов несколько раз в год.

Получается замкнутый круг: нет агрессивной рекламы – нет больших продаж и дополнительных средств на развитие, нет больших продаж – нет бюджета на рекламу. Выиграть на эти цели гранты или средства венчурных фондов нельзя, ведь «НТМ» давно не стартап.

Войти в федеральные программы поддержки (например, «Фарма-2020») пока тоже не удалось. Один из вариантов – поиск инвесторов, чем, по словам Владимира Худолея, компания активно занимается.

Средства нужны на окончание еще одного социально значимого фармпроекта, который ведет «НТМ», – вывод на рынок препарата для лечения эпилепсии и алкоголизма «Галодиф». Он уже прошел экспертизу в Минздраве и включен в Государственный реестр лекарственных средств РФ.

Выход на российский фармацевтический рынок запланирован на 2018 год, на международный – после 2020 года. Осталось найти партнера.

В конце 2009 года «НТМ» наладила выпуск светодиодных зубных щеток Longa vita и зубной пасты с хлорофиллом Longa vita natura, выведя на промышленный уровень еще одну идею томских ученых: использование фотодинамической терапии в стоматологии.

«Наша цель – поставить на колени «Колгейт» и «Орал-Би», у нас получены международные патенты на эту продукцию, – улыбается Владимир Худолей. И серьезно добавляет: – Однажды я видел дореволюционный видеоролик: едет трамвай, и на боку надпись: Colgate.

Представьте, сколько они существуют на рынке… Так что со временем, я думаю, и мы сможем сыграть на этом рынке свою роль. Главное – достучаться до потребителя»

 До 1992 года Владимир Худолей, выпускник лечебного факультета ТМИ, работал младшим научным сотрудником НИИ онкологии. «А потом в стране произошли известные события. И в институте практически остановилось финансирование научной работы, закупки реагентов», – вспоминает он.

Бывший ученый ушел в бизнес – втроем с товарищами продавали все, что хорошо продавалось. А в середине 1990-х, обнаружив острый дефицит медикаментов в аптеках, основали компанию по продаже лекарств. В 1998 году ею был куплен патент на йодантипирин

Источник: http://tomsk-novosti.ru/kak-tomskie-lekarstva-pytayutsya-pobedit-immunoglobulin-i-arbidol/

Двум головам лучше: средство от эпилепсии поможет вылечить алкоголизм

Разработчику томских таблеток для лечения алкоголизма и эпилепсии нужны инвесторы

В новом препарате для лечения алкогольной зависимости используют компонент уже широко применяемого лекарства от эпилепсии.

Фармакологические исследования, которые сибирские ученые в последние годы проводили совместно со специалистами-психиатрами, показали, что противосудорожный препарат также облегчает абстинентный синдром и снижает склонность к потреблению спиртного.

В связи с чем специалисты приступили к созданию лекарства, предназначенного исключительно для эффективного снижения алкогольной зависимости.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.