Как и почему изменились представления об истории человечества, объяснит антрополог

Содержание

Как древние люди представляли себе Землю и что с тех пор изменилось?

Как и почему изменились представления об истории человечества, объяснит антрополог

С древнейших времён, познавая окружающую среду и расширяя жизненное пространство, человек задумывался о том, как устроен мир, где он живёт.

Пытаясь объяснить устройство Земли и Вселенной, он использовал близкие и понятные ему категории, прежде всего, проводя параллели со знакомой природой и местностью, в которой сам проживал.

Как люди раньше представляли Землю? Что они думали о её форме и месте во Вселенной? Как со временем менялись их представления? Всё это позволяют узнать исторические источники, дошедшие до сегодняшних дней.

Как древние люди представляли себе Землю

Первые прообразы географических карт известны нам в виде изображений, оставленных нашими предками на стенах пещер, насечек на камнях и костях животных. Исследователи находят такие зарисовки в разных частях мира. Подобные чертежи отображают охотничьи угодья, места, где добытчики дичи расставляли ловушки, а также дороги.

Схематически изображая реки, пещеры, горы, леса на подручном материале, человек стремился передать информацию о них последующим поколениям. Чтобы отличать уже знакомые им объекты местности от новых, только что открытых, люди давали им названия. Так, постепенно человечество накапливало географический опыт. И уже тогда наши предки начинали задаваться вопросом о том, что такое Земля.

То, как древние люди представляли себе Землю, во многом зависело от природы, рельефа и климата тех мест, где они проживали. Потому народы разных уголков планеты по-своему видели окружающий мир, и взгляды эти существенно различались.

Ценные исторические сведения о том, как древние люди представляли себе Землю, оставили нам цивилизации, проживавшие на землях между реками Тигром и Евфратом, населявшие дельту Нила и берега Средиземного моря (современные территории Малой Азии и юга Европы). Этой информации более шести тысяч лет.

Так, древние вавилоняне считали Землю “мировой горой”, на западном склоне которой находилась Вавилония – их страна. Такому представлению способствовало то, что восточная часть знакомых им земель упиралась в высокие горы, которые никто не решался перейти.

К югу от Вавилонии находилось море. Это позволило людям считать, что “мировая гора” на самом деле круглая, и омывается морем со всех сторон. На море, подобно перевёрнутой чаше, опирается твёрдый небесный мир, который во многом подобен земному.

Здесь тоже была своя “суша”, “воздух” и “вода”. Роль суши исполнял пояс Зодиакальных созвездий, перегородивший небесное “море” подобно плотине. Считалось, что по этой тверди двигаются Луна, Солнце и несколько планет.

Небо у вавилонян представлялось местом жительства богов.

Души умерших людей, напротив, обитали в подземной “бездне”. Ночью Солнце, погружаясь в море, должно было проходить по этому подземелью от западного края Земли до восточного, а утром, восходя из моря на небесную твердь, снова начинать по ней свой дневной путь.

В основу того, как представляли люди Землю в Вавилоне, были положены наблюдения за природными явлениями. Однако правильно истолковать их вавилоняне не могли.

Палестина

Что касается жителей данной страны, то на этих землях царили другие представления, отличные от вавилонских. Древние евреи проживали в равнинной местности. Поэтому Земля в их видении также выглядела равниной, которую местами пересекали горы.

Ветры, приносящие с собой то засуху, то дожди, занимали в поверьях палестинцев особенное место. Обитая в “нижнем поясе” неба, они отделяли “небесные воды” от поверхности Земли. Вода, кроме того, находилась и под Землёй, питая оттуда все моря и реки на её поверхности.

Индия, Япония, Китай

Наверное, самая известная в наши дни легенда, повествующая о том, как древние люди представляли себе Землю, была сложена древними индийцами.

Этот народ верил, что Земля на самом деле имеет форму полусферы, которая опирается на спины четырёх слонов. Эти слоны стояли на спине гигантской черепахи, плавающей в бескрайнем море молока.

Все эти существа обвивала множеством колец чёрная кобра Шешу, имевшая несколько тысяч голов. Эти головы, согласно поверьям индийцев, подпирали Вселенную.

Земля в представлении древних японцев ограничивалась территорией известных им островов. Ей приписывалась кубическая форма, а частые землетрясения, происходящие на их родине, объяснялись буйством огнедышащего дракона, живущего глубоко в её недрах.

Жители Древнего Китая пребывали в уверенности, что Земля – это плоский прямоугольник, по углам которого расставлены четыре колонны, подпирающие выпуклый купол небес.

Некогда одна из колонн была погнута разъярённым драконом, и с тех пор Земля кренится на восток, а небо – на запад.

Так китайцы объясняли, отчего все небесные светила передвигаются с востока на запад, а все реки в их стране текут на восток.

Ацтеки и майя

Интересно знать, как представляли Землю древние люди, населявшие американский континент. Так, народы майя пребывали в уверенности, что Земля на самом деле представляет собой квадрат. Из его центра произрастало Первоначальное Древо.

По углам, в строгом соответствии с известными сторонами света, росли ещё четыре подобных Древа – Мировых. Восточное Древо было красным, под цвет утренней зари, северное – белым, западное – чёрным, как ночь, и южное – жёлтым, словно Солнце.

Внимательно наблюдая за движениями небесных светил, астрономы майя заметили, что для каждого из них характерен свой путь. Отсюда последовал вывод, что каждое светило движется по своему “слою” неба. Всего же “небес” в поверьях майя было тринадцать.

Ещё одному древнему народу Америки, ацтекам, Земля виделась пятью квадратами, расположенным в шахматном порядке. В самом центре находилась земная твердь с богами, она была окружена водой. Остальные четыре сектора, составляющие мир, имели собственные характерные черты, цвета, были населены особенными растениями и животными.

Древние греки

В самых древних представлениях населения Греции о Земле она упоминается, как выпуклый диск, похожий на щит воина. Над нею расположен небосвод из меди, по которому двигается Солнце. Считалось, что сушу со всех сторон окружает река – Океан.

Со временем видение греками Земли претерпевало изменения. Учёный Анаксимандр, живший в четвёртом веке до нашей эры, считал ее “центром Вселенной” и пришёл к выводу, что созвездия на небе движутся по кругу.

Знаменитый Пифагор впервые высказал идею о том, что Земля имеет форму шара. А Аристарх Самосский, живший в Греции более 2300 лет тому назад, сделал вывод, что именно наша планета вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Однако современники не поверили ему, и после смерти Аристарха его открытия быстро забылись.

Как представляли люди Землю в средневековье

С развитием техники и корабельного дела люди стали совершать всё более дальние путешествия, расширяя географические знания, составляя всё более подробные карты. Постепенно стали собираться доказательства, позволяющие сделать вывод о шарообразной форме Земли. Европейцы особенно преуспели в этом в эпоху Великих географических открытий.

Около пятисот лет назад польский учёный-астроном Николай Коперник, наблюдая за звёздами, установил, что центром Вселенной является именно Солнце, а не Земля.

Почти через 40 лет после смерти Коперника его идеи были развиты итальянцем Галилео Галилеем. Этот учёный сумел доказать, что все планеты Солнечной системы, включая и Землю, на самом деле вращаются вокруг Солнца.

Галилея обвинили в ереси и заставили отречься от своего учения.

Однако англичанину Исааку Ньютону, родившемуся спустя год после смерти Галилея, впоследствии удалось открыть закон всемирного тяготения. На его основе он объяснил, почему Луна обращается вокруг Земли, а планеты со спутниками и многочисленные небесные тела совершают обороты вокруг Солнца.

Источник: https://FB.ru/article/169889/kak-drevnie-lyudi-predstavlyali-sebe-zemlyu-i-chto-s-teh-por-izmenilos

Древнейшая история человечества пересмотрена

Как и почему изменились представления об истории человечества, объяснит антрополог

Известный антрополог и популяционный генетик Алан Темплтон привел веские доводы против теории, считавшейся общепризнанной последние 20 лет.

Новые генетические данные показывают, что древнее евразийское человечество не было вытеснено сапиенсами, вышедшими из Африки 80-100 тыс. лет назад, а смешалось с ними.

В наших жилах течет кровь евразийских архантропов, а возможно, и неандертальцев.

Факты, с которыми все согласны

Прародиной человечества была Африка, в этом сейчас не сомневается никто. Примерно 1,9 млн лет назад наши далекие предки — ранние архантропы, носители галечной (олдовайской) культуры, впервые вышли за пределы родного континента, о чем свидетельствуют, в частности, недавние находки в Грузии.

Архантропы широко расселились по Южной Азии. 800-600 тыс.

лет назад состоялась вторая евразийская экспансия выходцев из Африки, на этот раз осуществленная более продвинутыми представителями рода человеческого (Homo antecessor и ему подобные, носители сложившейся ранее в Африке ашельской культуры).

Европейские и западноазиатские популяции этих людей спустя несколько сот тысячелетий стали неандертальцами, а в Африке тем временем их дальние родичи эволюционировали в «анатомически современного человека» — Homo sapiens. Примерно 100 тыс.

лет назад небольшая группа сапиенсов вышла из Африки и постепенно заселила Азию, Австралию и Европу. Всё это — вполне достоверные факты.

Специалисты спорят о другом: смешались ли представители «последней волны» с древним евразийским человечеством или полностью вытеснили его?

Митохондриальная Ева и Игрек-Хромосомный Адам в африканском Эдеме

В течение двадцати последних лет решительный перевес был на стороне второй точки зрения. Главным аргументом были результаты анализа митохондриальной ДНК (мтДНК) современных людей, в меньшей степени — Y-хромосомы.

На основе полиморфизма нуклеотидных последовательностей мтДНК было реконструировано эволюционное древо этой части человеческого генома, ветви которого, если двигаться по ним сверху вниз (вспять во времени), сходились в одну точку во времени и пространстве: Африка, около 150 тыс. лет назад. Так появилась в научной печати и в СМИ «митохондриальная Ева» (митохондрии передаются по материнской линии), а вслед за ней аналогичным образом возник и «Y-хромосомный Адам» (Y-хромосома есть только у мужчин и передается от отца к сыну), живший примерно в то же время и в том же месте.

Эти результаты были восприняты общественностью очень бурно, и, как водится, мало кто понял их истинный смысл. На самом деле, как справедливо отмечает Алан Темплтон, ничего удивительного нет ни в Адаме, ни в Еве.

Любые гомологичные участки ДНК где-нибудь в прошлом неизбежно сходятся в одну точку, то есть в одну предковую молекулу ДНК. И эта точка вовсе не обязательно совпадает с моментом возникновения вида. Более того, если брать разные гомологичные участки ДНК, каждый из них даст свою, отличную от других «точку схождения».

Приблизительное совпадение результатов по мтДНК и Y-хромосоме — не более чем случайность, отчасти объясняющаяся тем, что оба этих участка генома имеют общее свойство: они присутствуют в каждой клетке лишь в одном экземпляре (в отличие от большинства других участков генома, которые присутствуют в двух экземплярах).

Есть еще Х-хромосома, занимающая промежуточное положение: у женщин она присутствует в двух экземплярах, у мужчин в одном.

Темплтон показал, что ожидаемое время схождения эволюционного древа, построенного для отдельного участка ДНК, в одну точку, зависит от того, в скольких экземплярах присутствует данный участок в клетках. Быстрее всего должны сходиться как раз мтДНК и Y-хромосома (что и наблюдается, они сходятся примерно 150 тыс. лет назад).

Это не значит, что именно тогда и появился H. sapiens, это значит лишь, что эти участки генома не годятся для реконструкции более давних событий.

Участки, локализованные на Х-хромосоме, сходятся в более далеком прошлом (до 2 млн лет); все остальные участки — в еще более глубокой древности, некоторые даже еще до того, как разделились эволюционные линии человека и шимпанзе.

История мтДНК — еще не история человечества

Каким образом по мтДНК или другому участку генома можно сделать вывод о выходе наших предков из Африки в какое-то определенное время? Это возможно в том случае, если вскоре после данного события у кого-то из переселенцев возникла мутация в изучаемом участке ДНК, которая затем в ходе экспансии размножилась.

И тогда современный генетик увидит, что частота встречаемости данной мутации у внеафриканского населения, к примеру, 10%, а в Африке ее нет. Время возникновения мутации определяется на основе других, позднее возникших мутаций, по методу «молекулярных часов».

Ну а если вскоре после выхода из Африки в данном участке генома никакой мутации не возникло? Тогда, разумеется, ничего не выйдет: этот участок генома просто не сохранит следов интересующей нас экспансии.

Одним словом, Темплтон убедительно показал (и с этим большинство биологов, кстати, согласны) что по одному-единственному участку генома (например, по мтДНК) нельзя делать окончательные выводы об эволюции и истории расселения человечества. Для таких выводов необходим комплексный анализ многих разных участков генома.

Человечество всегда было единым

Именно этим и занимается Темплтон. В 2002 году он уже опубликовал свои результаты, основанные на изучении 12 участков ДНК (кроме мтДНК и Y-хромосомы в анализ было включено еще 10 участков).

Критики тогда указали на недостаточный размер выборок, низкую точность и прочие возможные методологические огрехи. На этот раз Темплтон довел число проанализированных участков человеческого генома до 25.

Результаты не изменились, напротив, они стали гораздо более четкими и убедительными.

Состоят они в следующем. Разные участки ДНК сохранили следы разных событий в истории человечества. Общая картина удивительно точно совпадает с той, которая реконструируется по данным археологии. Три участка ДНК сохранили следы древнейшей волны выхода из Африки около 1,9 млн лет назад.

Это означает, что в наших жилах течет кровь древних азиатских архантропов! Семь участков ДНК свидетельствуют о втором исходе из Африки около 0,65 млн лет назад (ашельская экспансия). Представители этой волны — тоже наши прямые предки.

Наконец, еще пять участков ДНК (в том числе мтДНК и Y-хромосома) подтверждают третий исход из Африки около 100 тыс. лет назад.

Более того, данные Темплтона показывают, что обмен генами между евразийскими и африканскими популяциями наших предков практически никогда не прекращался, хоть и был сильно затруднен большими расстояниями. Получается, что древнее человечество вовсе не было совокупностью изолированных популяций (рас, подвидов, видов…) — оно было относительно единым на протяжении двух последних миллионов лет!

Неандертальский вопрос

МтДНК неандертальцев сильно отличается от нашей, а другие участки генома выделить из ископаемых костей пока не удается. Однако, по мнению Темплтона, это вовсе не доказывает, что наши предки не скрещивались с неандертальцами и что в современных людях нет и толики неандертальской крови.

Могла происходить, к примеру, однонаправленная гибридизация (женщины-сапиенсы могли рожать детей от неандертальских мужчин) — в этом случае мтДНК ничего не может нам сказать.

Подобные примеры, когда гены одного народа передавались другому только через мужчин, известны из более поздней истории человечества.

На основе своих данных Темплтон рассчитал вероятность того, что теория полного вытеснения сапиенсами всех древних жителей Евразии все-таки верна. Вероятность оказалась равной 10–17. Меньше не бывает. Исследователь считает, что эта теория им не просто опровергнута — она уничтожена.

Осталось подождать контраргументов противной стороны.

Источник: Alan R. Templeton. Haplotype Trees and Modern Human Origins // Yearbook of physical anthropology. 48:33–59 (2005).

См. также:
Происхождение и эволюция человека.

Александр Марков

Источник: https://elementy.ru/news/430144

Как менялись представления о Вселенной

Как и почему изменились представления об истории человечества, объяснит антрополог

Как только человек обзавёлся разумом, он стал интересоваться тем, как всё устроено. Почему вода не переливается за край мира? Вращается ли Солнце вокруг Земли? Что находится внутри чёрных дыр?

Сократовское «Я знаю, что ничего не знаю» означает, что мы осознаём количество ещё неизведанного в этом мире. Мы прошли путь от мифов до квантовой физики, однако вопросов до сих пор больше, чем ответов, и они становятся лишь сложнее.

Космогонические мифы

Книга для возбуждения исторического любопытства

Миф — первый способ, с помощью которого люди объясняли происхождение и устройство всего окружающего и своё собственное существование. Космогонические мифы рассказывают о том, как из хаоса или небытия появился мир.

Сотворением вселенной в мифе занимаются божества. В зависимости от конкретной культуры получившаяся космология (представление об устройстве мира) различается.

Например, небесная твердь могла казаться крышкой, скорлупой мирового яйца, створкой гигантской раковины или черепом великана.

Как правило, во всех этих историях присутствует разделение первоначального хаоса на небо и землю (верх и низ), создание оси (стержня мироздания), сотворение природных объектов и живых существ. Общие для разных народов базовые понятия называются архетипами.

О ранних стадиях эволюции Вселенной и происхождении химических элементов рассказывает в лекции «Постнауки» физик Александр Иванчик. 

Иллюстрация к скандинавским сказаниям — новый мир, который появится после конца света, Рагнарёка.

Источник: Wikipedia

Мир как тело

Астрономию пообещали вернуть в школьную программу

Древний человек познавал мир с помощью своего тела, измерял расстояния шагами и локтями, много работал руками. Это нашло отражение в олицетворении природы (гром — результат ударов божьего молота, ветер — божество дует). Мир тоже ассоциировался с большим телом.

Например, в скандинавской мифологии мир был создан из тела великана Имира, глаза которого стали водоёмами, а волосы — лесами. В индуистской мифологии эту функцию взял на себя Пуруша, в китайской — Паньгу.

Во всех случаях устройство видимого мира связывается с телом антропоморфного существа, великого предка или божества, приносящего себя в жертву, чтобы мир появился.

Сам человек при этом — микрокосм, вселенная в миниатюре.

Великое древо

Ещё один архетипический сюжет, который часто появляется у разных народов — ось мира, мировая гора или же мировое древо. Например, ясень Иггдрасиль у скандинавов.

Изображения дерева, в центре которого находится фигурка человека, встречались также у майя и ацтеков. В индуистских Ведах священное древо называлось Ашваттха, в тюркской мифологии — Байтерек.

Мировое древо связывает нижний, средний и верхний миры, его корни находятся в подземных областях, а крона уходит в небеса.

Вышивка с изображением великого ясеня Иггдрасиль.

Источник: Wikipedia

Покатай меня, большая черепаха!

Мифологема плавающей в безбрежном океане мировой черепахи, на спине которой покоится Земля, встречается у народов Древней Индии и Древнего Китая, в преданиях коренного населения Северной Америки. В разных вариантах мифа о гигантских «поддерживающих животных» упоминаются слон, змея и кит.

Гравюра конца XIX века, изображающая мировую черепаху.

Источник: Wikipedia

Космологические представления греков

Греческие философы заложили астрономические представления, которыми мы пользуемся и сегодня. Разные философы их школы имели свою точку зрения на модель мироздания. В большинстве своём они придерживались геоцентрической системы мира.

Геоцентризм — это убеждение, что неподвижная Земля находится в центре мироздания, а Солнце, Луна и звёзды вращаются вокруг неё.

Масштабную энциклопедию астрономических и математических знаний создал Птолемей. Описанная им геоцентрическая система мира была наиболее общепризнанной до коперниканского переворота в эпоху Возрождения. Аристотель также считал, что Земля неподвижна, указывая, что небесные тела прикреплены к твёрдым «небесным сферам».

Некоторые представители пифагорейской школы полагали, что и, Солнце, и Луна и планеты вращаются вокруг Центрального Огня, Гестии. Такую модель называют пироцентрической.

Аристарх Самосский предложил гелиоцентрическую систему мира, согласно которой Солнце — центральное небесное тело, а также предположил, что Земля меньше Солнца. Однако идея о том, что центр космоса — Земля, была популярна ещё долго.

Изображение птолемеевской геоцентрической системы мира.

Источник: Wikipedia

Средневековая астрономия

В своих представлениях мыслители европейского средневековья опирались на работы античных философов, принимали системы Птолемея и Аристотеля. Главной концепцией мира оставался геоцентризм, средневековыми философами дополнялось и расширялось представление о небесных сферах. При этом античная мудрость дополнялась христианскими воззрениями.

На представления о мире основное влияние оказывала Церковь, а источниками знаний были монастыри.

Мир на средневековых изображениях — это мир глазами Бога. Все существующие вещи имеют глубокий духовный смысл. Большое развитие получает учение Платона о вещах и идеях, согласно которому все явления и объекты земного мира — это частные проявления божественных идей из горнего мира.

Для европейской средневековой миниатюры и скульптуры не важны пропорции и перспектива — важны символы и значения. Здесь могут одновременно происходить события из прошлого и будущего, а христианская символика пронизывает всё вокруг.

Евангелист Лука держит в руках одиннадцать небесных сфер с ангелами и святыми, а над ним находится Господь со свитком. Евангеларий Оттона III, ок. 1000 года.

Источник: artyx.ru

Теории Ренессанса

На протяжении сотен лет средневековая живопись оставалась плоской. И вдруг за очень краткий период Ренессанса стала объёмной. Это тесно связано с мировоззренческим подходом: мир стали изображать так, как он видится человеку, появилось учение о перспективе. Методы наблюдения за природой развивались и создавали всё более полную картину мира.

Источник: Pixabay

Гелиоцентрический переворот Коперника

Церковь, наука и образование

На протяжении долгого времени в европейской астрономии не сдавал позиций геоцентризм. Однако в XVI веке Николай Коперник поместил в центр мира Солнце, вокруг которого вращались планеты, включая Землю, и указал на то, что Земля вращается вокруг своей оси.

Гелиоцентрический проект существовал ещё в античности (см. выше), но большого развития не получил. Заявление Коперника вышло куда более громким. В 1543 году он выпустил книгу «О вращениях небесных сфер». При этом всю Вселенную Коперник сводил до неподвижных звезд вокруг, опираясь на теорию о сферах.

Тем не менее, его система преодолела разрыв между представлениями о «дольнем» и «горнем» мире, сделав Землю одной из планет в пространстве, где нет верха и низа.

Солнечная система по Копернику, как она изображена в его трактате.

Источник: Wikipedia

Гео-гелиоцентрическая система

У Коперника появилось множество оппонентов. Датский астроном Тихо Браге, не соглашаясь поместить Солнце в центр Вселенной, предложил гео-гелиоцентрическую систему мира (впервые она была описана ещё Гераклидом Понтийским).

Концепция предполагала, что в центре мира находится неподвижная Земля, вокруг которой обращаются Солнце, Луна и звёзды. При этом планеты вращаются вокруг Земли, образуя «Земную систему». Суточное вращение Земли Тихо Браге также отрицал.

Схема гео-гелиоцентрической системы Тихо Браге.

Источник: Wikipedia

Научная революция Просвещения

Географические открытия, морские путешествия, развитие механики и оптики сделали картину мира более сложной и полной. С XVII века началась «телескопическая эпоха»: человеку стало доступно наблюдение за небесными телами на новом уровне и открылся путь к более глубокому изучению космоса. С философской точки зрения мир мыслился как объективно познаваемый и механистичный.

Карты звёздного неба украшали причудливыми аллегорическими рисунками.

Источник: Wikipedia

Иоганн Кеплер и орбиты небесных тел

Ученик Тихо Браге Иоганн Кеплер, который придерживался коперниканской теории, открыл законы движения небесных тел. Вселенная, согласно его теории — это шар, внутри которого находится Солнечная система. Сформулировав три закона, которые называются теперь «законами Кеплера», он описал движение планет вокруг Солнца по орбитам и заменил круговые орбиты на эллипсы.

Солнечная система.

Источник: Pixabay

Открытия Галилео Галилея

Как мыслят нобелевские лауреаты?

Галилей защищал коперниканство, придерживаясь гелиоцентрической системы мира, а также настаивал на том, что Земля обладает суточным вращением (крутится вокруг своей оси). Это привело его к знаменитым разногласиям с Римской церковью, которая теорию Коперника не поддерживала.

Галилей построил собственный телескоп, обнаружил спутники Юпитера и объяснил свечение Луны отражённым Землёй солнечным светом.

Всё это было свидетельствами, что Земля имеет ту же природу, что и другие небесные тела, которые тоже обладают «лунами» и движутся. Даже Солнце оказалось не идеальным, что опровергало греческие представления о совершенстве горнего мира — на нём Галилей разглядел пятна.

Относительные размеры Солнца и планет.

Источник: Wikipedia

Модель Вселенной Ньютона

Исаак Ньютон открыл закон всемирного тяготения, разработал единую систему земной и небесной механики и сформулировал законы динамики — эти открытия легли в основу классической физики. Ньютон доказал законы Кеплера с позиции гравитации, заявил, что Вселенная бесконечна и сформулировал свои представления о материи и плотности.

Его работа «Математические начала натуральной философии» 1687 года обобщила результаты исследований предшественников и заложила метод создания модели Вселенной с помощью математического анализа.

Хх век: всё относительно

«Жизнь в невозможном мире»: физик-теоретик о мироздании

Качественным прорывом в представлении человека о мире в ХХ веке стали положения общей теории относительности (ОТО), которые вывел в 1916 году Альберт Эйнштейн. Согласно теории Эйнштейна, пространство не является чем-то неизменным, время имеет начало и конец и может течь по-разному в разных условиях.

ОТО до сих пор наиболее влиятельная теория пространства, времени, движения и гравитации — то есть, всего, что составляет физическую реальность и принципы мира. Теория относительности утверждает, что пространство должно либо расширяться, либо сужаться. Так оказалось, что Вселенная динамична, а не стационарна.

Американский астроном Эдвин Хаббл доказал, что наша галактика Млечный Путь, в которой находится Солнечная система — лишь одна из сотен миллиардов других галактик Вселенной. Исследуя дальние галактики, он сделал вывод о том, что они разбегаются, удаляясь друг от друга, и предположил, что Вселенная расширяется.

Если исходить из концепции постоянного расширения Вселенной, выходит, когда-то она находилась в сжатом состоянии. Событие, которое обусловило переход от очень плотного состояния материи к расширению, получило название Большого Взрыва.

Космический телескоп «Хаббл» — автоматическая обсерватория на орбите вокруг Земли, названная в честь Эдвина Хаббла.

Источник: Wikipedia

ХХI век: тёмная материя и Мультивселенная

Сегодня мы знаем, что Вселенная расширяется ускоренно: этому способствует давление «тёмной энергии», которая борется с силой тяготения. «Тёмная энергия», природа которой до сих пор не ясна, составляет основную массу Вселенной. Чёрные дыры представляют собой «гравитационные могилы», в которых исчезают вещество и излучение, и в которые, предположительно, превращаются погибшие звёзды.

Источник: Pixabay

Возраст Вселенной (время с начала расширения) предположительно оценивают в 13-15 миллиардов лет.

Красота Вселенной

Мы осознали свою неуникальность — ведь вокруг столько звёзд и планет. Поэтому вопрос возникновения жизни на Земле современными учёными рассматривается в контексте того, почему вообще возникла Вселенная, где такое стало возможным.

Галактики, звёзды и вращающиеся вокруг них планеты, да и сами атомы существуют только потому, что толчок тёмной энергии в момент Большого взрыва оказался достаточным, чтобы Вселенная не свернулась снова, и в то же время таким, чтобы пространство не разлеталось слишком сильно. Вероятность такого очень мала, поэтому некоторые современные физики-теоретики предполагают, что существует множество параллельных Вселенных. 

Физики-теоретики верят, что одни вселенные могут иметь 17 измерений, в других могут быть звёзды и планеты, подобные нашим, а некоторые могут состоять всего лишь из аморфного поля.

— Алан Лайтманфизик

Впрочем, опровергнуть это с помощью эксперимента невозможно, поэтому другие учёные полагают, что концепцию Мультивселенной следует считать скорее философской.

Источник: Pixabay

Сегодняшние представления о Вселенной во многом связаны с нерешёнными проблемами современной физики. Квантовая механика, построения которой существенно отличаются от того, что говорит классическая механика, физические парадоксы и новые теории уверяют нас, что мир куда многообразнее, чем кажется, а результаты наблюдений во многом зависят от наблюдающего.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://newtonew.com/science/cosmological-theories

Человечество выбирает низкую рождаемость

Как и почему изменились представления об истории человечества, объяснит антрополог

Политики, общественное мнение во многих странах обеспокоены низкой рождаемостью, в ее снижении нередко видят отказ от фундаментальных ценностей, свидетельство падения нравов, в конечном счете, – угрозу будущему. Насколько обоснованы эти тревоги?

Ложная тревога

Алармистская традиция – тревога по поводу низкой рождаемости – родом из Франции, где рождаемость упала раньше всех – еще в 19 веке. Демограф и антрополог Жак Бертильон в 1891 году писал: «Чтобы спасти Францию от угрожающего ей бедствия, необходимо издание таких радикальных законов, чтобы сколько-нибудь состоятельные семьи не имели причины бояться многочисленного потомства…».

Тогда историческая логика снижения рождаемости еще не была ясна, она стала понятной только в рамках теории демографического перехода, сложившейся позднее, уже в двадцатом столетии. Эта теория проста и универсальна, как закон всемирного тяготения.

Наилучшим образом, мне кажется,  этот переход охарактеризовал известный итальянский демограф Массимо Ливи Баччи: «Демографический переход может быть охарактеризован как… переход от “диссипативной” системы, связанной с потерей демографической энергии (высокие рождаемость и смертность), к системе, “экономизирующей” эту энергию (низкие рождаемость и смертность)».

В 60-е годы прошлого века американские экологи Роберт МакАртур и Эдвард Уилсон сформулировали представление о двух стратегиях размножения популяций в природе – затратной r-стратегии, при которой производится огромное потомство, почти полностью вымирающее до следующего цикла размножения, и экономичной К-стратегии – потомства гораздо меньше, но, благодаря его жизнеспособности, его вполне достаточно, чтобы поддерживать постоянную численность популяции. По мере продвижения по эволюционной лестнице соотношение этих двух стратегий неуклонно изменяется в пользу К-стратегии.

Десятки тысячелетий тому назад человек, выделившись из животного мира, в смысле экономичности размножения оставил своих животных предков далеко позади, сделал огромный шаг в совершенствовании К-стратегии. Но надо было дожить до 20-го века, чтобы понять: и это еще не предел.

Вся прежняя история человечества прошла в условиях высокой смертности, ответом на которую и была высокая рождаемость, без нее люди не могли бы выжить. Небывалое снижение смертности в 19-м и особенно в 20-м веке смешало все карты.

Сохранение высокой рождаемости прошлых эпох стало ненужным и даже опасным, а ее падение стало ответом на снижение смертности, ответом, необходимым для восстановления существовавшего тысячелетиями равновесия. Впервые в истории глубочайшим образом изменились базовые условия существования человека как вида.

Хотя в биологическом смысле человек, конечно, не изменился, стратегия размножения человеческих популяций трансформируется коренным образом. Мы стали свидетелями нового рывка человечества, предельного триумфа К-стратегии над r-стратегией – отсюда противопоставление современной «экономизирующей энергию» демографической  системы «диссипативной» системе прошлых эпох.

В рамках логики демографического перехода низкая рождаемость может рассматриваться не просто как наблюдаемый результат, а как желанная цель, в каком-то смысле она становится важнее снижения смертности, которое оказывается  лишь средством для перестройки всей системы, хотя, конечно, снижение смертности имеет и огромную самостоятельную ценность. Но эта ценность сразу же хорошо осознается, тогда как ценность низкой рождаемости, небывало расширяющей возможности человека, часто ставится под сомнение и по сей день.

Тревогу по поводу низкой рождаемости постоянно высказывают не только политики и общественные деятели, но и некоторые демографы, хотя для них суть процессов должна быть очевидна.

Так, в 1952 году видный французский демограф и социолог, автор двухтомной монографии «Общая теория населения» Альфред Сови назвал низкую рождаемость «самым явным из безумств, которое может быть совершено обществом в целом».

Где причина, а где – следствие?

Непонимание глубинной логики демографического перехода, даже при формальном его признании вытекает, как мне кажется, из общей недооценки фундаментальности и самостоятельности демографических процессов.

Объективная необходимость низкой рождаемости возникает как реакция на рассогласование двух ключевых демографических процессов «внутри» демографической подсистемы общества. Никаких других объяснений падения рождаемости не требуется, более детальный анализ может объяснить лишь различия в механизмах этого падения.

Однако согласно глубоко укоренившимся представлениям, низкая рождаемость – непосредственное следствие того, что происходит в экономической или социальной жизни, действия тех или иных социально-экономических «факторов».

Среди них обычно фигурируют урбанизация, низкий уровень жизни или, напротив, высокий уровень потребления, безработица, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие у родителей экономической заинтересованности в детях, карьерные устремления и самореализация женщин.

Таковы представления обыденного сознания, но их часто разделяют и профессиональные демографы, не говоря уже о журналистах или политиках.

Многие демографы заняты поисками таких факторов, верят в то, что, воздействуя на них, можно повернуть тенденции рождаемости вспять.

В связи с этим во многих странах большие надежды возлагаются на специальные меры демографической политики, которые призваны стимулировать рождаемость.

Между тем, причинно-следственные связи между снижением рождаемости и многими социально-экономическими процессами выглядят с точностью до наоборот. Если бы не появилась возможность снизить рождаемость и перестроить весь демографический цикл жизни каждого человека, не было бы ни урбанизации, ни эмансипации.

Женщины стали меньше рожать вовсе не потому, что учатся, работают, стремятся к самореализации или отказываются связать свою жизнь с непроверенным партнером. Напротив, все это стало возможно благодаря тому, что высокая рождаемость сделалась ненужной.

Область «демографической необходимости» резко сузилась, и за счет этого столь же резко расширилась область свободы – каждого человека и всего общества.

Тот же, что прежде, демографический результат достигается теперь намного меньшей ценой. Несмотря на высокую рождаемость, на протяжении всей истории на смену двум родителям всегда приходило, в среднем, примерно двое детей (огромная доля родившихся просто не доживала до зрелого возраста).

Сейчас выживают почти все родившиеся, стало быть, и рожать надо, разумеется, в среднем, тех же двоих, а не стремиться  родить как можно больше, не зная заранее, сколько родившихся заберет смерть, как это было в прошлом.

При этом высвобождаются время и энергия – у всех, но особенно у женской половины человечества, – которые теперь могут быть направлены на решение других задач. Одна из важнейших – совершенно иное, чем прежде, воспитание подрастающих поколений, тех самых немногочисленных, но почти не умирающих детей.

Сегодня в России свыше 98 процентов родившихся детей доживает до 20-летнего возраста, вложения и семьи, и общества в их воспитание и образование оправданы, они окупятся сторицей.

Но в конце 19-го века, когда до 20 лет в России доживала лишь половина родившихся детей, такие вложения были бы расточительством, важнее было позаботиться о рождении «запасных» детей, чтобы выжил хоть кто-то.

Страны различны, а демографический путь один

Теория демографического перехода объясняет падение среднего числа рождений на одну женщину в 3-5 раз – с шести-восьми до одного-двух. Но порой ее объявляют несостоятельной потому, что она не может объяснить различия в 0,3-0,5 ребенка на одну женщину в современных «постпереходных» странах.

Если взять, например, одну и ту же когорту женщин 1969 года рождения в разных европейских странах, и посмотреть, сколько, в среднем, детей родила одна женщина к 2009 году, т.е.

к возрасту 40 лет (к этому возрасту появление детей у подавляющего большинства женщин заканчивается), то на одном полюсе мы найдем Норвегию (2,04 ребенка), на другом – Германию (1,39). Размах вариации кажется очень большим – 0,65 ребенка.

Иногда в таких различиях видят признак дивергенции тенденций рождаемости, движения по альтернативным траекториям, а тем самым и опровержение универсальности закона демографического перехода. Отсюда следуют рассуждения о культурно-исторической предопределенности рождаемости или, опять-таки, о факторах, детерминирующих столь большие различия в рождаемости между постпереходными странами

Однако действительно ли различия так уж велики? Не идет ли речь просто о нормальной вариативности признаков внутри любого однотипного множества? Можно составить, скажем, список людей, ранжированный по их росту. Возьмем, к примеру, политических деятелей.

У 49-го президента Мексики Бенито Хуареса был рост 137 см, у французского «Короля-Солнце» Людовика XIV – 156 см, у американского президента Барака Обамы – 187 см, а у русского царя Николая I – 205 см. Размах вариации между Бенито Хуаресом и Николаем I – 0,68 метра, даже больше, чем между странами по итоговому числу рождений в одной и той же когорте.

Но никому не придет в голову утверждать, что эти два человека – представители альтернативных вариантов развития вида Homo sapiens.

Столь же сомнителен тезис и о культурно-исторической предопределенности межстрановых различий в уровнях рождаемости.

До Второй мировой войны Франция выделялась самой низкой рождаемостью, а, скажем, Болгария или, если выйти за пределы Европы, Япония отличались ее очень высоким уровнем.

Сейчас Франция – страна с самой высокой в Европе рождаемостью, тогда как и Болгария, и Япония находятся в хвосте списка постпереходных стран, ранжированного по уровню рождаемости.

Рассматривая весь список стран, мы видим значительное разнообразие показателей, но это разнообразие внутри  некоего типологического единства. Ни Франция, ни Норвегия, ни США, где тоже число рождений на одну женщину выше, чем в России, или в большинстве европейских стран, не выпадают из совокупности стран с низкой постпереходной рождаемостью. Речь идет лишь о вариациях внутри этого множества.

Разумеется, наличие постпереходных стран с относительно более высокой рождаемостью заставляет задумываться над тем, почему страны с более низкой рождаемостью не могут выйти на тот же уровень.

Почему Россия или Германия не могут сравняться с Францией или Норвегией? Этот вопрос вполне правомерен, и если в обществе существует обеспокоенность низкой рождаемостью, то изучение опыта более успешных стран и его использование при проведении демографической политики, равно как и поиски собственных мер повышения рождаемости, вполне оправданы. Но едва ли кто-нибудь станет при этом вести речь о возврате к прежней высокой рождаемости, так вопрос нигде не стоит.

Более того, реальное движение во всем мире идет как раз в сторону низкой рождаемости, снова и снова подтверждая справедливость теории демографического перехода. Тому есть много примеров. Пример Китая общеизвестен, но есть и другие.

Один из наиболее характерных – пример Ближнего Востока, который еще недавно многим казался заповедником высокой рождаемости. В середине прошлого века в этом регионе лишь Израиль выделялся относительно низкой рождаемостью.

С тех пор она снизилась в Израиле, но сейчас большинство стран региона имеют рождаемость, более низкую, чем Израиль. Самая низкая в этой группе стран рождаемость – в Иране. Традиционной высокой рождаемости больше не существует в большинстве стран Азии.

Ее последним прибежищем остается тропическая Африка, но и там она едва ли долго удержится.

Теория и политика

В то время как большая часть человечества движется в сторону низкой рождаемости, в странах, где низкая рождаемость достигнута, она, как уже упоминалось, часто вызывает тревогу.

  Козырная карта демографических алармистов – падение рождаемости ниже уровня замещения поколений, то есть ниже двух с небольшим детей на одну женщину.

Публицисты, политики, да и многие демографы утверждают, что тенденция снижения рождаемости опровергает надежды теории демографического перехода на восстановление демографического равновесия, и требуют протекционистского вмешательства государства.

В плане практической политики такую логику можно понять. Для отдельных стран падение рождаемости может создавать проблемы. И это действительно вызов, на который нужно искать непростые ответы, в том числе и политические.

Но и политикам надо понять теорию. Она не может быть рассчитана на отдельную страну и проверена только на ее опыте.

Теория демографического перехода описывает и объясняет процессы, происходящие в «закрытой» демографической системе, а отдельное государство не может рассматриваться как такая система, в рамках которой демографический переход может реализовываться независимо от того, что происходит за ее пределами. Страны сегодня – это сообщающиеся сосуды, закрытой системой можно считать только все население Земного шара.

В глобальных масштабах рождаемость все еще остается выше уровня замещения поколений. Но даже если она опустится ниже этого уровня, чего не исключают прогнозы ООН, это не будет такой уж бедой.

Ибо это единственный вариант развития, способный привести не только к прекращению мирового демографического взрыва, но и к последующему постепенному, без катастроф, сокращению мирового населения до размеров, более соответствующих предельным возможностям жизнеобеспечения, которыми располагает Земля. Так что и в этом смысле низкая рождаемость сейчас – гораздо большая ценность, чем это представляется некоторым воинствующим «пронаталистам». Лет через 200, возможно, понадобится иной взгляд на низкую рождаемость, но мы способны судить об этом времени не больше, чем люди 18-го столетия о двадцать первом веке.

Если же вернуться к дню сегодняшнему, то теоретически нельзя исключать повышения рождаемости в России, Германии или Японии на несколько десятков человек в расчете на сто женщин – с сегодняшних 140-160 до 190 или до 200, и можно привести немало аргументов, почему к этому надо стремиться.

Но и при таком повышении рождаемость в этих странах не станет «высокой». Мы живем и будем жить в мире низкой рождаемости, и сейчас очень важно понять, какими должны быть приоритеты демографической политики отдельных стран в этом новом мире с учетом всех его нынешних демографических реалий.

Автор текста: Вишневский Анатолий Григорьевич, 19 ноября, 2013 г. Демография демография рождаемость

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/1589239.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.