Больше половины акций дальневосточного порта Ванино продали иностранцам

Порт «Ванино», якутская социалка и раздел России: как там обстоит на самом деле. Вдогонку Льву Вершинину

Больше половины акций дальневосточного порта Ванино продали иностранцам

При всём глубочайшем (без шуток) уважении к Льву Рэмовичу Вершинину, его статья «Кто готовит сценарий распада страны и делит её заживо» содержит несколько неточностей. О том, кому в итоге достался Ванинский порт, зачем «Алроса» отказывается от соцнагрузки и какие планы в отношении Дальнего Востока и Сибири, — поговорим ниже.

Ванинский порт приплыл обратно. Пока частично

Шум вокруг сомнительной сделки по продаже пакета 73,33% обыкновенных акций торгового порта Ванино, как вы помните, мы подняли одними из первых. Действительно, несмотря на заверения высоких чиновников, всё это выглядело как неприкрытое мошенничество и увод стратегического актива к неизвестным собственникам.

Напомним кратко, как было дело. Выставленный в конце 2012 года пакет госакций порта (73,33%) неожиданно выкупило ОАО «Мечел». Неожиданно, потому что заплаченные за долю 15,5 млрд рублей никак не вязались с текущим печальным финансовым состоянием структуры г-на Зюзина. У наблюдателей возник резонный вопрос: откуда деньги?

Однако вскоре всё прояснилось. Сразу после выкупа акций «Мечел» дробит пакет на три равные части и перепродаёт их трём кипрским офшорам, оставив себе лишь 1,5%. Кто стоит за этими офшорами ― большая тайна, но сразу же возникает предположение, что иностранные инвесторы.

Дело в том, что иностранный инвестор не мог участвовать в приватизации столь большого пакета стратегического порта, а с помощью «Мечела» ему (или им) удалось обойти закон и получить желаемое.

Тогда же пошли слухи, что покупателями могли стать корейские или арабские инвесторы, но подтверждения они так и не получили.

Как заявили чиновники, сделка была осуществлена на законных основаниях, однако у нас, да и у большинства читателей, она вызвала глубокое разочарование.

Однако прошло время ― и стали выясняться новые подробности. Не буду утруждать читателя описанием всех движений акций порта (они запутанны, но есть в открытом доступе), ограничусь лишь итогом.

На сегодняшний день 24,99% акций принадлежит структуре РЖД (ЗАО «Титан»); 23,04% ― ОАО «Мечел» (через дочку «Мечел-транс»); 47,35% ― кипрским офшорам.

Это, конечно, не бог весть, какой результат, но всё же лучше, чем 73% в руках неизвестных лиц.

О том, кто скрывается за офшорами, по-прежнему неизвестно, но всё же сегодня наиболее вероятно, что это сам Зюзин. Дело в том, что он больше заинтересован в контроле над портом, нежели в его продаже.

Главный металлургический проект «Мечела» на сегодня ― это разработка Эльгинского угольного месторождения, крупнейшего в мире. Его запасы составляют более 2,1 млрд тонн.

Однако расположено месторождение в Якутии, и оптимальный путь транспортировки лежит как раз через порты Ванино и Посьет (принадлежит «Мечелу»).

Известно также, что «Мечел» в этом году перевёл Ванино исключительно на перевалку своих собственных грузов, отказавшись принимать вагоны традиционных для порта клиентов.

В свете вышесказанного становится понятен и интерес к Ванино со стороны РЖД. Уголь с якутского месторождения до порта доставляется по железной дороге ― конкретно веткам Транссиба и БАМа.

Напомним, что о модернизации этих магистралей и источниках её финансирования сейчас ведётся горячая дискуссия в правительстве.

Разработка Эльгинского месторождения требует существенного расширения пропускной способности магистралей, создания большого числа новых элементов инфраструктуры.

В общем, порт Ванино ― это стратегический элемент всей дальневосточной инфраструктуры, и на сегодня и «Мечел», и РЖД, и правительство заинтересованы в его развитии.

Я бы не стал писать об этой теме сейчас, а дождался бы разрешения интриги с остальными 47% офшорных акций, но утверждение Льва Вершинина о том, что порт продан «корейцам и китайцам», не совсем обоснованно, создаёт впечатление, что всё потеряно окончательно, и вынуждает внести некоторую ясность.

Кроме того, на волне всей этой (и не только) истории с перепродажей Минфин разработал законопроект, который должен заставить номинальных владельцев акций и облигаций раскрывать информацию об истинных бенефициарах (вплоть до копий паспортов). В противном случае им придётся заплатить 30% как с доходов от облигаций, так и с дивидендов.

Мы продолжим внимательно следить за этой ситуацией и за прохождением законопроекта, но пока что конкретно по этой теме причин для паники нет.

Социальная нагрузка «Алросы»

Ключевая ошибка уважаемого автора заключается вот в этом моменте: «основная часть налогов «Алросы» уходит в федеральный бюджет». Это не так.

«Алроса» уплачивает в региональный бюджет налог на прибыль (практически полностью идёт в якутский бюджет), налог на добычу полезных ископаемых (в полном объёме), а также с работников предприятия в республиканский бюджет идёт налог на доходы физических лиц.

Собственно, эти три налога и формируют большую часть консолидированного бюджета Республики Саха (Якутия).

Так, в 2012 году в общей сложности «Алроса» уплатила налогов республике в размере 28 млрд рублей, что является существенным, учитывая, что вся доходная часть ― 125 млрд рублей (2012 год).

Теперь взглянем на социальные обязательства «Алросы», от которых она решила отказаться:

2010 год ― 2,9 млрд рублей;

2011 год ― 4,4 млрд рублей;

2012 год ― 9,2 млрд рублей;

2013 год (первое полугодие) ― 1,2 млрд рублей.

Всплеск расходов в 2012-м, по всей видимости, связан с уже тогда принятым решением сбрасывать их с себя в скором будущем.

То есть в среднем социальные обязательства компании на фоне уплачиваемых ею в бюджет республики налогов выглядят не такими уж запредельными, и уж точно несправедливо говорить о том, что отказ от них «пробьёт брешь в бюджете Якутии».

Стоит разобраться, зачем вообще «Алроса» принимает решение снизить нагрузку.

Избавление от обязательств и непрофильных активов есть стандартная процедура в рамках подготовки к выходу на открытый рынок. Мы знаем, что принято решение выставить на продажу 16% акций «Алросы».

Такие меры должны продемонстрировать будущим инвесторам, что компания нацелена в первую очередь на развитие основной деятельности ― разработку новых месторождений и добычу ресурсов.

Как бы мы к этому ни относились, таковы законы капитализма, при котором мы с вами живём.

Однако нужно отметить, что сэкономленные на социалке миллиарды компания пустит на повышение эффективности своей деятельности, что в конечном итоге приведёт к увеличению налоговых выплат в региональный бюджет.

Полученными дополнительными доходами власти республики будут распоряжаться, как им угодно.

То есть говорить о коллапсе социальной сферы в Якутии ― в связи с отказом «Алросы» финансировать некоторые программы ― слегка преждевременно.

Известно также, что 7% от продажи федерального пакета акций «Алросы» вернутся в бюджет Якутии для финансирования социальных программ.

Заметим, что «Алроса» хоть и является крупнейшим налогоплательщиком, но далеко не единственным в республике. Вышеупомянутый «Мечел», разрабатывающий в Якутии Эльгинское месторождение, наверняка включится в финансирование социальных нужд республики, как и другие крупные компании ― например, «Транснефть» или «Сургутнефтегаз», планомерно наращивающие объёмы добычи там.

Есть и серьёзные инвестиционные проекты ― такие как освоение уникального Томторского месторождения редкоземельных металлов, «Комплексное развитие Южной Якутии», «Комплексное развитие Западной Якутии и Севера Иркутской области», а также «Создание минерально-сырьевого кластера на базе Яно-Колымской провинции в Республике Саха (Якутия) и Магаданской области». Всё это говорит о том, что «сдавать Якутию врагам» пока никто не собирается. Напротив, в её отношении есть серьёзные намерения как у российских компаний, так и у власти.

Автор, помимо прочего, указывает на жаждущих доли в «Алросе» китайцев. Это не совсем соответствует действительности. При всех перспективах компании пока что инвесторы не спешат выстраиваться в очередь.

Торги откроются уже 28 октября, а ясной позиции у покупателей так и нет. Большинство считает цены завышенными, а риски чрезмерными.

В любом случае, насколько привлекательна «Алроса» для иностранцев, мы узнаем уже совсем скоро.

Итого

Либеральные журналисты вроде Альбац или Быкова могут сколько угодно заявлять о необходимости дробления страны ― у них работа такая. И, конечно, за такими словами действительно стоят интересы как части российского политического класса, так и зарубежных доброжелателей.

Однако пока что говорить о том, что их фантазии обретают реальное воплощение, преждевременно. Напротив, с большой настороженностью и надеждой мы наблюдаем, что планы развития Дальнего Востока и Сибири со скрипом, с колоссальными сложностями, но потихоньку двигаются вперёд.

Большинство же проблем, которые иногда воспринимаются нами как политическая борьба, на деле относятся к банальному дележу рынков и борьбе за госфинансирование между компаниями. Что тоже, впрочем, вряд ли является фактором, цементирующим государство и придающим импульс социально-экономическому развитию страны, но это предмет других исследований.

Источник: http://www.odnako.org/blogs/port-vanino-yakutskaya-socialka-i-razdel-rossii-kak-tam-obstoit-na-samom-dele-vdogonku-lvu-vershininu/

Кто владеет портом Ванино

Больше половины акций дальневосточного порта Ванино продали иностранцам

http://expert.ru/expert/2013/05/kto-vladeet-portom-vanino/

После продажи на аукционе 73% Ванинского порта пакет был разбит между тремя офшорами. Самой адекватной выглядит версия, что их бенефициар — Игорь Зюзин и структуры, чьи интересы он представляет

Денис Панасюк, частный инвестор

«Я помню тот Ванинский порт и шум парохода угрюмый, как шли мы с этапа на борт в холодные мрачные трюмы» (из песни «Ванинский порт»)

РИА Новости

Многие помнят, как в 2011 году по поручению президента ДмитрияМедведева Генпрокуратура и Счетная палата долго и активно искали владельцев аэропорта Домодедово.

В конце концов Генрокуратура установила, что «управление аэропортовым комплексом “Домодедово” осуществляется иностранными компаниями, зарегистрированными в офшорных зонах».

А Счетная палата выявила «нарушения процедуры приватизации федеральной собственности в аэропортах федерального значения, в результате которых собственником 322 объектов недвижимости аэропорта Домодедово (включая аэровокзал и топливозаправочный комплекс) стала компания “Асьенда Инвестментс Лимитед” (Республика Кипр)». Таким образом, стало известно, что крупнейший аэропорт России принадлежит офшорам, и даже Генпрокуратура и Счетная палата не могут установить их реальных бенефициаров.

На днях аналогичная ситуация произошла с одним из крупнейших портов Дальнего Востока России — Ванино. До декабря прошлого года им владело государство, а теперь — три неизвестных офшора. В отличие от Домодедово настоящих владельцев пока не ищут.

Интрига первая: кто стоял за победителем первого аукциона

Официальная борьба за контроль над портом Ванино продолжается как минимум два года. Тогда 73,33% голосующих акций принадлежало государству, 21,64% — структурам Олега Дерипаски, а 5,03% — остальным миноритариям. Государство решило продать свой пакет на открытом аукционе. Стартовая цена составляла 934 млн рублей, задаток за участие — 93,4 млн рублей.

Госпакет вызвал бешеный интерес — заявки подали 13 претендентов. Победителем аукциона, прошедшего 19 мая 2011 года, была объявлена малоизвестная компания «Сэлтехстрой», предложившая 10,824 млрд рублей.

Выяснилось, что когда-то «Сэлтехстрой» принадлежал Олегу Митволю, а перед аукционом был проданИвану Микояну.

Так как «Сэлтехстрой» не является офшором, выяснить, кто им реально владеет, хватило одного дня. Но прошел месяц, а «Сэлтехстрой» так и не оплатил покупку, поэтому сделку расторгли, а задаток ушел в госказну.

Потом Росимущество пыталось взыскать с «Сэлтехстроя» еще штраф и неустойку. Но пока они с переменным успехом судились друг с другом, в сентябре 2012 года в «Сэлтехстрое» ввели процедуру банкротства — наблюдение.

Кто же стоял за «Сэлтехстроем»? Почему-то сразу аналитики предположили, что срыв аукциона выгоден менеджменту Ванинского порта во главе с АльфиромБогудиновым. Он якобы нанял Микояна, чтобы тот торговался хоть до 30 млрд рублей, лишь бы порт не достался никому.

Версия удивительна, так как, фактически потеряв 93 млн рублей задатка, менеджмент должен был бы как-то отбить эти деньги в порту за полгода, через которые мог состояться повторный аукцион. По некоторым данным, срыв аукциона был потенциально выгоден бывшему гендиректору Ванинского порта Аполлону Шенгелия.

Портовые экспедиторские компании «ТрансВаниноКарго» и «Ориент» предположительно связывают с именем г-на Шенгелия.

Хотя не стоит исключать версию о подставной конторе, нанятой кем-то из претендентов, чтобы избежать честных торгов и не платить 10 млрд рублей, ограничившись задатком, а впоследствии попытаться добиться контроля в порту нерыночными методами.

Кстати, нельзя не согласиться с популярным утверждением, что цена за Ванинский порт — 10,82 млрд рублей — сильно завышена. Ведь 10,81 млрд за него была готова дать компания «Сибуглемет».

Кроме того, в конце 2013 года в российских портах пройдет либерализация тарифов (сейчас большинство из них устанавливается государством, а будет — владельцами портов), и в свете этого покупка Ванина еще более выгодна: на восточном направлении существует дефицит перевалочных мощностей, и цены на перевалку грузов могут вырасти в разы.

Интрига вторая: на Дальний Восток через Кипр

В декабре прошлого года состоялся новый аукцион по продаже госпакета Ванинского порта. К старым претендентам добавились новые. Основными претендентами считались структуры Владимира Лисина и Олега Дерипаски.

«ВТБ Капитал», выступая как агент по приватизации, предложил оригинальную схему торгов, благодаря которой Росимущество смогло продать госпакет порта практически в 1,5 раза дороже, чем на предыдущем аукционе, и при этом получить оплату. Каждый участник аукциона представил банковскую гарантию в 3 млрд рублей, которая аннулировалась только у проигравших. То есть если бы победитель отказался от оплаты, то он или его банк потерял бы 3 млрд рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=OWsc1sSCVIE

Аукцион проходил в два этапа. На первом заявки подавались в закрытых конвертах. На втором заявки в закрытых конвертах подавали те, кто предлагал цену выше, чем победитель первого этапа. Если бы пакет был продан на первом этапе, то его цена составила бы 5,5 млрд рублей; победитель второго этапа выложил за него 15,5 млрд рублей. А весь порт был оценен в 28,2 млрд рублей.

Таким образом, свое вознаграждение (оно могло быть максимум около 330 млн рублей, или 2% от цены сделки) «ВТБ Капитал» заслужил сполна, тем более что годовая выручка Ванина — всего 1,5 млрд рублей, а чистая прибыль — около 150 млн. Если бы порт продолжал работать по-старому, то его покупка была бы нелогична.

То, что победителем аукциона стала «дочка» ГК «Мечел» компания «Мечел-Транс»Игоря Зюзина, сенсация лишь на первый взгляд. Сама группа переживает не лучшие времена — она погрязла в долгах и вынуждена распродавать активы, чтобы остаться на плаву. Лишних 15,5 млрд рублей у нее точно нет.

К тому же практически сразу «Мечел-Транс» передал контрольный пакет Ванинского порта в равных долях трем кипрским офшорам, оставив себе малую долю.

В свою очередь, «Мечел» сообщил на сайте, что эти офшоры (в пресс-релизе — «инвесторы») не заинтересованы в перевалке грузов через Ванино, и поэтому «Мечел» может полностью использовать мощности порта для перевалки продукции группы.

Никакой информации о кипрских офшорах «Мечел» не дает. Но насчет стоящих за ними структур имеется несколько предположений.

Таблица:

Топ-3 лучших предложений на аукционах по продаже госпакета акций порта Ванино

Аукцион в мае 2011 годаАукцион в декабре 2012 года КомпанияЦена, предложенная за госпакет (млрд руб.)КомпанияЦена, предложенная за госпакет (млрд руб.)
«Сэлтехстрой»10,82«Мечел-Транс» (И. Зюзин)15,5
«Сибуглемет»10,81En+ (О. Дерипаска)10,5
«Канопус» (О. Дерипаска)5,6«Порт Инвест» (В. Лисин)5,5

Куда ушел пакет

Во-первых, конечным бенефициаром может быть сам Игорь Зюзин. Он мог перевести акции Ванина в подконтрольные себе офшоры, возможно, возместив при этом затраты «Мечел-Транса» на покупку пакета у государства.

Косвенно эту версию подтверждают слова главы РЖД Владимира Якунина, сказанные им 24 января агентству «Прайм»: «Разговаривал с Игорем Владимировичем [Зюзиным], никому ничего он не перепродал».

Но за три часа до сказанного Якуниным в новостной ленте «Спарк» прошла информация о том, что владельцами 71,04% обыкновенных акций Ванина стали три офшора (каждый — по 23,68%). Тем не менее найти 15,5 млрд рублей лично Зюзину было бы достаточно сложно. Поэтому, возможно, что он является членом консорциума неназванных инвесторов.

Во-вторых, Ванино могли приобрести структуры или менеджеры РЖД — ведь за счет государства строится инфраструктура на пути к узлу Ванино—Советская Гавань. 25 декабря прошлого года, уже после аукциона, был открыт Новый Кузнецовский тоннель. «Это ознаменует совершенно иные условия для доставки грузов в дальневосточные порты Советская Гавань и Ванино.

Если сегодня мы можем доставить только около 19 миллионов тонн грузов, то с вводом этого туннеля — уже 29 миллионов тонн, а по завершении всего проекта в 2016 году — 36 миллионов тонн», — заявил Владимир Якунин.

В тоннель уже вложено 28 млрд рублей (до 2016 года должно быть потрачено 60 млрд), также приличную сумму РЖД может дать на расшивку узких мест и увеличение грузопотока до 50 млн тонн в год.

Справедливости ради надо отметить, что портовыми мощностями узла Ванино—Советская Гавань владеют не только структуры «Мечела», но и СУЭК, а также ряд других.

По сути, выгода для новых владельцев порта очевидна: порт был куплен у государства за 15 млрд рублей, а в ответ оно строит тоннель за 60 млрд.

Кто, как не руководители РЖД, точно знает, когда, где и что будет построено, да и квоты на поставку груженых вагонов они определяют.

В-третьих, порт могли купить инвесторы из Азии. В качестве возможных бенефициаров рассматриваются корейские и китайские компании — покупатели угля «Мечела». Однако, по официальной версии «Мечела», средства на покупку порта были получены от неназванного консорциума инвесторов, которые не будут вмешиваться в управление.

На такое могут согласиться лишь альтруисты, а азиаты, как известно, ими не являются, да и к тому же жесткие переговорщики. Они могут быть бенефициарами, если получили скидку на уголь или еще какие-то преференции.

Но это вряд ли возможно: в 2008 году Владимир Путин жестко высказался в адрес Зюзина по поводу «серых» схем вывоза угля, в основном в Азию, используемых «Мечелом» и другими угольщиками.

Вариант четвертый: за офшорами стоит Олег Дерипаска.

В конце концов, он второй по величине акционер Ванина и вполне мог бы стать владельцем одного из трех офшоров, чтобы сохранить паритет во владении портом и спокойно переваливать свои грузы.

Версия интересная, но маловероятная. В конце января «Мечел-Транс» приобрел 28,12% акций Ванинского порта за 4,84 млрд рублей у структуры компании En+ Олега Дерипаски.

Наконец, за офшорами стоят другие угольщики, металлурги. На сегодня это самая маловероятная версия. «Мечел» убирает грузы всех остальных угольщиков из подконтрольного ему Ванина.

В ФАС уже жаловалась «дочка» «Сибуглемета» компания «Междуречье», которой в январе было отказано фактически во всех заявках на перевалку грузов. ФАС направила порту предупреждение, на которое он должен был ответить до 15 января, но вместо этого подал иск к ФАС в арбитражный суд.

Глава «Сибуглемета» Александр Мелехов в интервью газете «Коммерсантъ» сказал, что с портом у них заключен контракт на перевалку грузов до конца 2015 года; за нарушение предусмотрены штрафы и компенсация убытков.

«Сибуглемет» работает также с портами Восточный и Находка, но логистика строилась с учетом Ванина, и теперь возникают неудобства и издержки, и размер их еще не оценен. Если порт не откликнется на претензию, «Сибуглемет» обещает подать к нему иск.

Самая вероятная версия — первая: порт купили компании, которые связывают с Игорем Зюзиным. Но после известных слов Путина Зюзин вряд ли сам решился бы на столь откровенный увод активов в офшор. Кстати, офшорная схема позволила новому покупателю не выставлять оферту.

Это можно предположить в связи с тем, что на все вопросы о выставлении обязательного предложения миноритариям «Мечел» отмалчивается.

А ведь после покупки пакета Олега Дерипаски в рамках оферты «Мечел» вместе с консорциумом мог бы собрать 95% голосующих акций, а остальные выкупить принудительно.

Также дробление пакетов по офшорам показывает, что версия с азиатскими инвесторами окончательно лишается смысла. Неужели азиаты, если бы выкупили за 700 млн долларов большую часть акций Ванина у государства и Дерипаски, пожалели бы 35 млн для приобретения полного контроля над акционерным капиталом порта?

Кстати, миноритариями, владеющими 5% обыкновенных акций Ванина, в основном являются бывшие и нынешние работники порта. И вполне возможно, что представители контролирующего акционера будут скупать у них акции по сильно заниженным ценам, под угрозой увольнения, как это практиковалось в 1990-х.

Гипотеза со структурами, близкими к РЖД, стоящими за офшорами, тоже имеет право на жизнь.

Есть маленькая надежда, что истинный бенефициар, приобретший стратегическое российское предприятие, станет известен, так как ФАС направила запрос в «Мечел».

«Закон не делает исключения — кипрская компания, американская или российская: при превышении 20-процентной доли надо подавать ходатайство [о покупке такой доли].

Мы никаких ходатайств по Ванину после его покупки “Мечелом” не получали», — сказал представитель ФАС. Ответ от «Мечела» по поводу новых акционеров порта ФАС ожидает к середине февраля.

31 января агентство «Прайм» сообщило, что комитет по вопросам собственности Госдумы в начале февраля также намерен рассмотреть вопрос о сделке по продаже морского порта Ванино. «Сделка по продаже акций Ванина должна стать предметом глубокого, всестороннего рассмотрения.

Мы не должны допустить потери экономических и политических интересов Российской Федерации, а для этого нужно тщательно контролировать эффективность управления стратегическими предприятиями России», — сказал Антон Беляков, зампредседателя думского комитета по вопросам собственности. А первый вице-премьер Игорь Шувалов в этот же день заявил, что государство хотело бы «в будущем работать с потенциальными инвесторами, понимая, кто они реально, эти инвесторы, а не те, кто заявляется на сделку, а потом мы понимаем, что бенефициары другие. Это ничего хорошего для рынка не несет».

В подготовке материала принимал участие Евгений Огородников

Источник: https://elvis.whotrades.com/blog/43463436822

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.